Антон Дубовик

«Главная оценка качества образования — тот факт, что я трудоустроен по новой специальности»

Выпускник программы «UX/UI: дизайн цифрового продукта» — о том, как искать себя и сменить профессию в 40 лет.

Мне 41 год, и уже полгода я работаю по новой специальности — дизайнером интерфейсов в компании, которая занимается разработкой продуктов для обеспечения информационной безопасности.

По образованию я переводчик и даже какое-то время работал по специальности — переводил космическую полетную документацию в Центре управлениями полетами в Королеве. Потом организовывал выставки в дирекции «Экспоцентра», владел маленьким мебельным бизнесом, помогал социализироваться людям с зависимостями и судимостями, жил в Таиланде, создал барбершоп и велошеринг в Нижнем Новгороде и вел бизнес по производству антисептиков.

Однажды приятель попросил меня посмотреть и оценить его сайт на Tilda, который для него сделали в маркетинговом агентстве. Ну я и посмотрел…

Я с детства был связан с московской андеграундной креативной тусовкой — перед глазами были граффити-команда «Зачем!», ребята из Ostengruppe, Олег Пащенко и другие классные дизайнеры. Я понимал, что такое хороший дизайн, но сам сделать не мог. И мне захотелось научиться. Сначала стал копаться в Tilda, Photoshop, Figma. Понял, что не хватает базового понимания дизайна, и стал искать, где учиться.

Для начала я прошел курс «Композиционное проектирование» у Сергея Гурова. Это было невероятно — у меня в голове все разорвалось, а потом собралось воедино. И мне до сих пор льстит, когда знакомые, глядя на мои работы, спрашивают: «Ты что, у Гурова учился?». Общекультурный срез, который дает Сергей, исторические связи, которые он проводит, начиная с Пита Мондриана, Александра Родченко, Яна Чихольда, Эмиля Рудера и заканчивая современной функциональностью и эстетикой, — это очень круто.

После курса я понял, что нашел свое призвание и не хочу больше заниматься ничем другим. Я стал делать всякие сайтики, но осознавал, что мне не хватает фундаментального понимания, что такое цифровой продукт и как он строится. Это был разгар пандемии и тяжелое для нас с женой время: она занималась ивентами и осталась без работы. Но жена меня поддержала — сказала, что готова затянуть пояса, чтобы мы могли вложиться в мою новую профессию. Я начал искать, где возможно получить полноценное образование.

Сначала стал смотреть в сторону онлайн-школ, которые после курсов «гарантируют трудоустройство». Они тут же начали мне интенсивно впаривать свои курсы, заваливать рекламой — мне такой подход претит, я сразу чувствую недоверие. Тогда я подумал: «А что я на сторону побежал? Почему бы не пойти в BBE?» Там как раз открылся набор на первый поток программы по продуктовому дизайну.

Мама мне в свое время говорила: «Антон, есть люди, которым все сходит с рук, а есть те, кому ничего с рук не сходит. Ты не из первых». Действительно, я не из тех, кому кто-то что-то дает просто так. Но тогда мне несколько раз здорово повезло. Сначала родители подарили мне свои накопления, чтобы я купил новый компьютер вместо полуживого старого. Затем знакомые посоветовали сходить в соцзащиту: в связи с коронавирусом мне на ИП дали грант для развития бизнеса, который я вложил в образование.

Учеба длилась 11 месяцев. В конце первого модуля мы очень здорово сошлись с куратором Юрой из «Авито». Он сказал мне слова, которые помогли в будущем: «Никогда не просись на джуниор-позицию, потому что и твой возраст, и тот уровень, который ты показываешь, будут вызывать диссонанс, если будешь подавать резюме на младшего дизайнера. Забудь, что тебе не хватает стажа, и подавайся на мидла».

Под конец учебы уже началась работа по новой специальности, а еще родилась дочка. От такой нагрузки я чуть было не сдался — сказал своей студенческой команде по итоговому проекту, что не тяну. Было очень тяжело. Мне не хотелось подводить ребят и обесценивать те десять месяцев, которые мы провели бок о бок. Но ребята меня поддержали, и это оказался для меня очень ценный опыт — как доверять своей команде, быть честным с собой и с коллегами.

Из всей программы мне особенно запомнились воркшопы Елизаветы Ревзиной из BCG по проведению исследований. Очень понравилась Алина Ермакова — крутая дама из «Сбера». И все очень полюбили Мишу Герасимова, который рассказывал нам про питчинг.

Для меня самая главная оценка качества образования — тот факт, что на сегодня я трудоустроен по новой специальности. И моя отдельная гордость — то, что мой непосредственный начальник на новой работе, наконец, пошел и купил книгу Алана Купера «Интерфейс» — библию продуктовых дизайнеров. Я все уши ему прожужжал: «Вы работаете от системы, так нельзя — нашим продуктом пользуются люди! Система создается не ради системы, а ради людей, для упрощения их рабочих процессов. Человекоцентричность — основа нашей работы. Есть манифест, там все написано — прочитайте!» В общем, замучал своими лозунгами. В итоге человек с более чем двадцатилетним опытом в разработке пошел и купил книжку. На программе BBE я узнал об Алане Купере и Nielsen Norman Group, как использовать их методологию — а теперь внедряю этот подход в своей работе. Для меня это большая победа.

Я долго искал себя, многое пробовал, прежде чем найти. Это не мистика, а тяжелый труд. Двум взрослым людям жить на очень маленькие деньги, особенно когда вы ждете ребенка, непросто. Часто бывали сомнения — может все бросить и пойти тупо зарабатывать привычным путем? Меня очень поддерживала куратор Полина Илингина, иногда даже случайными, сказанными впроброс фразами возвращала мне мотивацию двигаться дальше.

Эта программа дает возможности. Информация, которую дают преподаватели, поддержка, которую оказывают менторы и кураторы, практические задания и навык работы в команде — все вместе собирается в тот набор скилов, с которым можно спокойно идти и работать по профессии. Если есть интерес, упорство и готовность вкладываться — все получится.

Разговаривала Ася Чачко

Поделиться
vk
twitter

Онлайн-школа дизайна и иллюстрации BBE

Раз в неделю мы присылаем письмо с подборкой новых выпусков «Точки зрения».