Вячеслав Правдзинский

Дизайн и государство

Вячеслав Правдзинский — директор Центра территориального развития Удмуртской Республики, советник Главы Удмуртской Республики по вопросам развития городской среды, сооснователь «Дизайн-выходных».

О том, как менять города, договариваться с государством и видеть человека, который стоит в тени бренда.

03:08 Свое первое политическое заявление я сделал в пять лет. В 1990 году к нам приехал дядя, один из первых кооператоров. Когда он выкладывал свои вещи из портфеля, оттуда вывалилась печать. Я тогда считал, что, если на письмо поставить печать, получится прямо железная бумага. Взял лист и написал: «Товарищ Горбачев, пожалуйста, наведите порядок в стране и верните цены назад». Поставил печать, отдал бумагу дяде и велел передать. С тех пор интерес к политике и общественной деятельности меня не оставлял.

9:57 Лучшие мероприятия делаются людьми, которые знают, что представляет из себя сообщество, но не являются его частью. В этом случае они могут объективно и отстраненно оценить, что классно, а что не классно. Поэтому и в «Дизайн-выходных», и в хип-хоп фестивалях, которые я организовывал, — я интересуюсь темой, но не становлюсь частью сообщества.

13:19 Первую дизайн-встречу мы провели в Костроме. Позвали пять спикеров и думали, что придут человек 50. Но когда мы рассказали о наших планах в дизайн-сообществе, ребята сами начали писать. Так у нас получилось 35 спикеров, и вместо Design day пришлось сделать Design weekend. На все про все у нас было тысяч 50 рублей. Но я собрал друзей в Костроме, и в итоге один мой товарищ предложил поселить спикеров у себя в гостинице, другой дал автобус, третий — площадку, знакомая дала рекламный модуль в журнале. Уже в последнюю ночь перед мероприятием я собирал лавочки в университете, чтобы всех рассадить. В итоге приехали 650 зрителей из 23 регионов — для Костромы это было настоящее событие.

15:34 Нас стали звать из других регионов. Но мы не хотели превращать это в работу — нам было по кайфу оставить дизайн-встречи в виде хобби. Поэтому мы договорились, что регион должен всю организацию взять на себя, и составили инструкцию: что нужно сделать, если вы хотите провести «Дизайн-выходные» у себя. Там было три основных правила: бесплатный вход, спикеры выступают бесплатно и никакой активной рекламы. Эти условия оказались посильными. Сегодня прошло уже 36 «Дизайн-выходных», на которых побывали 20 с лишним тысяч человек.

19:17 Государство — штука медленная. Уровень дизайна в регионах низкий. Поэтому мы открыто приветствуем, если в «Дизайн-выходные» включаются местные власти. Мы помогаем понять властям, что такое дизайн, зачем он нужен и как работать с этим новым для них инструментом. Они потихоньку начинают осваивать визуальные коммуникации.

20:12 Все, что я делаю в дизайне, идет из моего педагогического опыта и роднит дизайн с педагогикой. Задача педагогики — взять любой непонятный материал, изучить его, переработать, разложить на понятные логические схемы и выдать человеку, который раньше с этим материалом не сталкивался. То же самое делает дизайнер.

22:10 Мы часто потребляем продукты, не понимая, кто стоит за их дизайном. Я имею в виду не бренды, а кто конкретно это сделал своими руками. Но когда на «Дизайн-выходных» выходит человек и говорит «Это сделал я» — ему аплодируют. Он наконец-то видит публику, которую от него отрезал бренд. И публика счастлива, потому что видит — это делает живой человек, а не безликий департамент. «Дизайн-выходные» приносят профессиональное удовлетворение.

27:33 В том контексте, в котором социальная ответственность понимается сегодня, — феминизм, экология, перепотребление — мне нечего сказать. Это важно, но я не в проблеме. Зато когда речь заходит про дизайн для государства — вот тут меня бомбит.

Часто встречается такая позиция дизайнеров: есть мы — такие приятные, умные, друг другу нравимся, а есть нечто непонятное и ненужное в виде государства. Для коммерческого бренда мы делаем классно, а с вот этим даже связываться не хотим.

Но как можно жить в государстве и относиться к нему как к чему-то чужому? Понятно, что по многим параметрам, в том числе ценностным, государство может не соответствовать вашей картине мира. Но лично я с детства привык думать так: если я вижу что-то неправильное — иду и меняю. Грязно во дворе — есть субботники, грабли, мусорные мешки. Не работает что-то в компании — поговорил с руководителями, взял на себя ответственность, начал менять. Сегодня в нашем государстве плохой дизайн и плохая коммуникация потому, что общество отстраняется. Для меня социальная ответственность в том, чтобы не отстраняться.

35:00 Петр I пришел, отрезал, начал заново. Коммунисты пришли, отрезали, начали заново. Пришел Ельцин — отрезал, начал заново. Это бич нашей истории: мы отрезаем ее, не помним, и только спустя сто лет по каким-то обрывкам и флешбекам начинаем восстанавливать. Любая культура пытается проращивать корни — в том числе визуальная. Сегодня мы доросли до интереса к советскому дизайну. Но важно понять, что история — это не музей, чтобы любоваться. Это то, с чем нужно работать.

37:00 Пока мы не начнем производить что-то значимое свое, что потребует собственного голоса, — нет смысла говорить о русском дизайне. А пока что мы наблюдаем этап перелинковывания чужого.

45:47 В 2013 году мы переименовали «Дизайн-уикенд», в «Дизайн-выходные». Это случилось в Воронеже на последней сессии вопросов и ответов. Встал парень из зала и говорит: «Ребят, мы тут все русские дизайнеры, говорим на русском языке о русском дизайне. Почему у нас название на английском? Мы что от кого скрываем?» Я помню, как покраснел. И мы переименовались. Нужно говорить простым понятным языком. Как буханка хлеба: она лежит перед тобой, отрезал, попробовал и понял — вкусно или не вкусно, без всякой модной подачи и крафтовой упаковки. Тогда это социально ответственный дизайн.

50:50 Чтобы изменить город, нужно сначала понять, почему в нем все так устроено, — а не пытаться решить все проблемы с наскока. Город — это договоренности людей между собой. Менять что-то нахрапом — «Я знаю, как хорошо, а вы идите лесом» — это тупиковый путь, который, кроме шишек и разочарований, ничего не принесет.

Второй важный момент — не нужно ждать, что к тебе придет мэр, позвонит губернатор или пришлет телеграмму президент с просьбой что-то поменять. Этого не будет — у них много других дел. Очень много важнейшей работы, которую мы видим в европейских городах, делается специалистами среднего уровня. Они видят проблему и решают ее, не создавая из этого особое событие. Видишь проблему — предложи решение. Я часто встречаю дизайнеров, которые говорят: «Если бы нас попросили, если бы нам дали денег — мы бы сделали». Так будет лет через 20, а пока нет индустрии городского дизайна, ее нужно сформировать.

Предлагайте настойчиво и делайте это публично. На третий-четвертый раз получится, потому что за вами уже будет сообщество. Если за вами нет сообщества — государство не ответит на запрос, ему очень важен статистический вес каждого решения. Сегодня подборки наиболее актуальных тем в соцсетях кладут на стол губернатора — пользуйтесь этим.

Если ваша задача не самоутверждаться, а добиться результата — не идите на конфликт, каким бы неприятным вам не казался чиновник. Пускай не с первого раза, но на четвертой встрече вы скорее всего поймете, что перед вами человек, которому нужно все сделать максимально просто. Если вы ему предложите такое решение, он, как правило, согласится. Сегодня менять город сложно, но возможно.

55:50 Мы живем в самое комфортное время в истории. Потому что можно менять все, что захочешь: социальную роль, пол, место жительства, гражданство — все пути открыты. Конечно, есть много проблем, из-за которых я переживаю, в том числе как родитель. Но я уверен в своих силах: все будет настолько хорошо, насколько я сам для этого постараюсь.

Поделиться
facebook
vk
twitter

Онлайн-школа дизайна и иллюстрации Bang Bang Education

Раз в неделю мы присылаем письмо с подборкой новых выпусков Точки зрения