Настя Карпова

«Встрять на крупную сумму — это стресс. А сменить сферу деятельности — нет»

Меня всегда восхищали люди, которые играючи меняют специальность: рассказ Насти о годовой программе по графическому дизайну превратился в открытый список серьезных увлечений, которые привели ее в нашу школу. Нам с Настей удалось спонтанно пересечься в Петербурге, куда она приехала отдохнуть. Конечно же, местом встречи она выбрала verlé на Петроградке — это случайное живое интервью навсегда запомнится мне хорошим кофе, который в verlé никогда не бывает случайным, и мягким шумом ветра, который (фух!) ничуть не помешал записи на диктофон.

Знакомьтесь с Настей Карповой, выпускницей BBE, исследовательницей идентичностей и человеком, которому для работы иногда достаточно вдохновиться весной. Интервью брала Шура Кузнецова.

Почему ты выбрала verlé?

Раньше я не очень хорошо переносила Петербург, но здесь живут мои родственники и подруга, которая переехала сюда из Москвы несколько лет назад. В итоге я стала часто сюда приезжать. Мое представление о Петербурге перевернулось, и мне стало интересно следить за местами, которые здесь появляются. verlé открылись в 2017 году, с тех пор трепетно их люблю. Мне очень нравится проект визуально, за ребятами приятно следить.

У тебя религиоведческое образование, ты работала в сфере еды, была предпринимательницей. Как дизайн оказался в этом списке?

Это не случайно: вся моя жизнь подводила меня к дизайну. Моя мама — архитекторка, папа — дизайнер интерьеров. В нашей семье всегда было много творчества, рукоделия, искусства. Но параллельно с этим я шла своим путем, и во всех «моих» отрезках времени — и в школе, и в университете — мне было очень увлекательно.

Работа со второго модуля, айдентика для музея-усадьбы И. Е. Репина «Пенаты»

На защите преподаватели сказали, что у тебя хорошее чувство контекста. Как ты понимаешь эту фразу?

Скромничать не буду: это правда, и со мной не могло быть по-другому. В университете я изучала много историй: религии, искусства, философии, языка. Все эти дисциплины — про рефлексию, про толкование смыслов — сложились в пять лет глубокого погружения в разные культуры. Я училась на кафедре Центра изучения религии РГГУ, и в год моего поступления они сотрудничали с Российско-Американским центром библеистики и иудаики. Поэтому помимо диплома у меня есть сертификат нью-йоркской Еврейской теологической семинарии. Но мое образование светское.

По ходу обучения складывалась картинка того, как и что происходило в мире. Я сопоставляла в голове визуальные коды разных культур. Поэтому я умею хорошо погружаться в контекст. Как у меня получается его выразить? Надеюсь, как-то получается.

Как ты считаешь, серьезный академический бэкграунд нужен каждому дизайнеру? Сейчас это редкость.

В моем случае это действительно было нужно: опыт привел меня, куда надо. Но миру нужны разные дизайнеры: для другого человека сработает что-то другое. И каждый управляется со своим опытом так, как лучше ему.

В университете я писала диплом на тему религиозной идентичности евреев на постсоветском пространстве. Мне всегда было интересно исследовать человека: кто он, как себя определяет и как его определяют другие. Я переношу такой метод исследования в дизайн. Когда я думаю над айдентикой, я не только ищу информацию о бренде, но и сама наделяю его свойствами и выстраиваю идентичность. Такая работа меня греет.

Еще я увлекаюсь религиозной архитектурой, и это стало одной из причин выбрать графический дизайн. Однажды я увидела айдентику Церкви Святого Иоанна-ат-Хакни в Лондоне, проект студии OMSE, и подумала, что хочу так же! На курсе мне открылась сила типографики — я поняла, что мне нравится верстать, копаться в буквах и шрифтах. Вот и вышло, что по итогам модуля по типографике я решила оформить книгу о немецком архитекторе Готфриде Бёме.

Работа с модуля по типографике, книга о Готфриде Бёме

Ты сказала на защите, что чувствуешь себя взрослой дизайнеркой. Опиши момент, в который возникло это ощущение.

Скорее это искорки ощущения, которые вспыхивают периодически. Когда у меня появился заказчик, я подумала: «Вау, какой масштабный проект мне доверили!» Вот тогда я впервые почувствовала себя настоящей дизайнеркой. Я не думала, что ко мне кто-то придет на этапе обучения и скажет: «Мне нравятся твои работы, я хочу для своего проекта так же». В ходе переговоров пришлось объяснить, что так же не получится, потому что это другой проект. Тем не менее все сложилось.

После защиты я шутила: «Fake it till you make it». Я вечно сомневаюсь в собственной компетенции — так было, есть и будет в любой сфере, которой я касаюсь. Всегда кажется, что надо больше учиться. Но, когда внешний мир сообщает мне, что все нормально, я радуюсь и чувствую себя состоявшейся специалисткой. И советую всем делать портфолио из учебных работ!

Твой любимый проект на курсе — айдентика для музея-усадьбы Репина «Пенаты». А было задание, которое тебе туго давалось и вызывало сопротивление?

Мне абсолютно все было интересно попробовать! Кроме Tilda: ей я сопротивлялась. Но я там почти ничего не делала — выбрала для портфолио Readymag. Он мне кажется более логичным.

Работа со второго модуля, айдентика для музея-усадьбы И. Е. Репина «Пенаты»

Было ли желание бросить учебу или поставить ее на паузу?

Нет, такого не было. Наоборот, обучение помогло пережить эту весну. В конце февраля нам дали время немного прийти в себя, насколько это было возможно. И была большая поддержка от комьюнити.

Если ты вспомнишь себя до начала обучения и после, в чем разница?

Думаю, в уверенности. Наверное, я могла бы освоить программу курса самостоятельно. Но это займет больше времени и точно не даст уверенности в себе. Мне было важно получить обратную связь от преподавателей и наставников, дать произойти комментариям на защите проектов. Все это помогло осознать: я что-то умею, и это иногда нравится людям.

Менять сферу деятельности — это стресс для тебя?

Для меня это вообще не стрессовая штука. У меня большой опыт смены сферы деятельности, предпринимательства. Когда ты можешь встрять на крупную сумму из-за рабочего форс-мажора — вот это стресс. А сменить сферу деятельности — нет.

Если честно, я чувствую себя в привилегированном положении: меня никто не сокращал, не подгоняла необходимость — я решила выйти из собственного дела, потому что в мире еды мне все стало понятным. Был карантин, работы не было в принципе, и по сути я ничего не теряла. Я зависла на несколько месяцев, продолжая самостоятельно изучать графический дизайн. А потом записалась на годовую программу. Казалось, что год — это много, а он пролетел очень быстро.

Для тебя возможность говорить «да» чему-то новому важнее, чем рост в одной области?

Да, это так. Я идейный человек. Мне очень важно делать то, что мне интересно. Конечно, менять сферу волнительно, но я осознаю, что каждый раз передо мной открываются новые опции. Если не прекращу заниматься тем, чем занималась, эти опции могут не открыться, и я буду отдавать энергию на другие дела. У меня возникает в голове параллель с разбором гардероба: чтобы появилось что-то новое, нужно избавиться от старого.

Серия постеров: эксперименты с цветом, формой, модульной сеткой и объемом

В каком формате ты хочешь работать в графическом дизайне?

Уходить на фриланс я точно не хочу. Больше всего хочется быть в команде, в которой я буду расти как дизайнерка. Было бы здорово попасть в дизайн-студии, за которыми я слежу. Запасной вариант — работа в сильной дизайн-команде в компании. Не буду оригинальной: хочу работать с культурными проектами. Еще у меня есть опыт в гастрономической сфере, где я могу делать айдентику и упаковку. Но культура занимает большее место в моем сердце.

Назовешь конкретные студии, которые задают для тебя образ идеальной команды?

Хотелось бы попасть в команду людей, которые мыслят с тобой в одном направлении. Но это сложно предугадать: чувство родства складывается из поведения людей и даже из соцсетей, тут надо проводить ресерч.

Я слежу за студиями и самостоятельными дизайнерами со всего мира, известными и не очень. Если говорить о российских, то мне нравятся ONY, Kidults, Just Be Nice, Tuman, Groza, Holystick, Non-Objective. Самые любимые — ESH Gruppa. Их работы я сразу выцепляю взглядом и с удовольствием разглядываю. Ну и, конечно, я подписана на преподавателей BBE в соцсетях: считаю это таким продолжением обучения, где ты наблюдаешь за ходом мысли уже знакомых тебе профессионалов.

Думаю, дизайнеру полезно вдохновляться не только работами коллег, но и окружающим миром: домами в городах, средой, картинами в музеях (даже если они не всегда понятны), цветами, фактурами и их сочетанием в природе и мире вещей. Поэтому если говорить о дизайне в целом, то люблю, что делают KOTOK Playthings, Aesthetic Objects, Liars Collective, Delo, alvaar — кстати, все эти бренды из Петербурга.

Представим, что ты достигла потолка в дизайне. Какая сфера была бы следующей?

Даже гипотетически пока сложно предположить: это программа на много лет вперед, а сейчас такой роскоши мы не можем себе позволить. Мне нравится разный дизайн, еще я интересуюсь архитектурой и урбанистикой. Думаю, я бы искала что-то на границе пересечения этих областей.

Я слежу за бывшим графическим дизайнером Никитой Лукьяновым. Сейчас он работает на стыке дизайна и искусства. Мне пока о таком сложно думать, ведь я только начала себя самоощущать в новом деле. Но такая перспектива возможна. Еще мне нравится предметный дизайн, дизайн среды — все это тоже мэтчится с навыками в графе. Опций так много, что, если по какой-то причине мне надоест графический дизайн, мне будет, куда себя приложить.

Портфолио Насти Карповой

Поделиться
vk
twitter

Онлайн-школа дизайна и иллюстрации Bang Bang Education

Раз в неделю мы присылаем письмо с подборкой новых выпусков «Точки зрения».