Гиги Джанелидзе

грузинский дизайн: интервью с Leavingstone

Первые воспоминания связанные с технологиями

Вахо Вахтангишвили (Со-основатель и CEO студии Leavingstone):

Помню, что первый компьютер у меня появился, когда мне было 14 лет. Это было потрясающее ощущение. В те времена, я не думал о том, что он станет основным инструментом для профессиональной деятельности, однако я всегда предполагал, что за компьютерами будущее, и что представить жизнь без них будет сложно. В основном я использовал его для того, чтобы сёрфить в сети, но в те далекие времена, это было довольно сложно, поскольку скорость была не более 28 килобайт в секунду. Даже играть в игры было сложно, поскольку в процессе установки игры могло что-то сломаться в системе.

Каха Кахадзе (Дизайн директор студии Leavingstone):

Мои первые воспоминания связаны с игрушкой «Ну, погоди!» («Электроника»)

О том как стали дизайнерами

Каха Кахадзе:

По образованию я экономист (менеджер), но я никогда не работал по своей профессии. В профессию графического дизайна, я пришел, из-за большой любви к разным символам. Уже больше 7 лет работаю и развиваюсь в этой индустрии.

Про историю создания студии Leavingstone

Вахо Вахтангишвили:

Студия Leavingstone была основана в 2008 году, когда мы с другими фаундерами, Гиоргием Бурчуладзе, Леваном Лепсверидзе и Ираклием Тевзадзе, учились на втором курсе в школе ESM (ведущая бизнес школа в Грузии). Мы любили маркетинг, а также все то, что было связано с технологиями. Изначально мы хотели заниматься своим бизнесом, и думали о том, в какой сфере мы могли бы себя проявить. До 2010 года, можно сказать, что мы в основном занимались креативным дурачеством, брались за создание любых цифровых продуктов, и просто получали удовольствием. Серьезно бизнес процессы мы начали выстраивать после 2010 года, именно в это время, мы получили серьезный заказ от одного из самых крупных банков в Грузии, JSC TBC Bank.

В начале мы делали акцент на социальных сетях, и занимались раскрутками брендов через разные коммуникационные платформы. Сейчас у Leavingdstone есть два основных направления, Креатив и Инновации. Креативная часть состоит из: Креатива, стратегии, дизайна и брендинга, а также рекламы и продвижения через социальные сети и другие цифровые каналы коммуникации; Инновационная часть, состоит из веб разработки, мобильной разработки и Big Data / AI. Сейчас в нашей команде уже более 100+ сотрудников.

Грузинский дизайн. Какой он?

Анука Кониашвили (Ведущий дизайнер студии Leavingstone):

Грузинский дизайн – смесь разных культур, в разные промежутки времени. Тем самым он с одной стороны очень богат разнообразием, но при этом сложно сказать, что есть некая отдельная сущность, которую можно назвать "Грузинским дизайном". С одной стороны, он очень близок к немецкому, швейцарскому и австрийскому стилям, с простыми выражениями идей, а с другой стороны, он близок к восточному стилю, с множеством форм и цветов. Например, если мы возьмем Грузинскую архитектуру, то она является эклектичной (от старых восточных форм, до конструктивизма).

Офис Bank Of Georgia

Национальная Опера

Старый Тбилиси

Очень большое влияние также оказали турецкие и персидские художественные стили (от орнаментов, до материалов, которые использовались при строительстве), которые до сих пор сохранились в некоторых древних сооружениях (замки и церкви), а также на балконах старых зданий (в старом Тбилиси).

Если выделять что-то из грузинского стиля в дизайне, то я бы, скорее всего, отметила наш алфавит (грузинскую каллиграфию). Грузинский алфавит является уникальным, и исходя из его особенности каждый грузинский дизайнер с помощью него может передавать непредсказуемые формы. Сейчас мы стараемся сделать некое слияние прошлого и настоящего, и наша цель — в итоге получить красивый, аутентичный стиль, без китча. Но в любом случае, даже с учётом некоторых уникальных стилистических решений, мы все таки стараемся сближаться с Западным дизайном, которым вдохновляемся при создании своих работ.

Каха Кахадзе:

Согласен с Ануки. Грузинский алфавит, и наша каллиграфия, являются действительно уникальными, и стилеобразующими элементами нашего дизайна, вместе с грузинским орнаментом.

Дизайнерское образование в Грузии

Вахо Вахтангишвили:

К сожалению, в основном, дизайнерами становятся неформальным путём. В основном все академии, учат фундаментальным основам, что не позволяет будущим специалистам расширить свой кругозор. И можно с уверенностью утверждать, что академические знания, не поспевают за цифровой революцией. Безусловно, фундаментальные знания важны, но они не помогает тебе в профессиональном росте. По сути, выпускники, не готовы к тому, чтобы создавать продукты, для реального рынка, которые решают реальные проблемы. Большинство дизайнеров, которые становятся частью нашей команды, это самоучки. Ребята, которые сами пришли в профессию (онлайн курсы, или саморазвитие), и продолжаю в ней развиваться.

Мы видя эту проблемы, отсутствие экосистемы, в 2015 году, совместно с крупнейшим телеком оператором Грузии, Geocell, а также с Georgian American University и GITA (Агентство Инноваций), создали GeoLab, пространство в стиле стимпанк, в котором мы обучаем молодых ребят дизайну, программированию и цифровому маркетингу.

Поэтому, можно смело утверждать, что наша студия вносить маленький вклад в это дело. Некоторые выпускники GeoLab, становятся частью нашей студии.

Каха Кахадзе:

Честно говоря, в Грузии как таковой нет отдельной школы Дизайна, но есть много курсов, в которых профессионалы учат студентов каким то базовым вещам.

О выходе на международный рынок

Анука Кониашвили:

Скорее всего самым большим недостатком Грузии, является знания и общественный интерес. Большинство клиентов, а также потребители, не понимают, что Дизайн – не только творческий процесс, но и ремесло, прежде всего. Из текущей ситуации, могу сказать то, что дизайнеров лучше всего понимают, либо сами дизайнеры, либо хорошие маркетологи, которые могут отличить плохую работу от хорошей, и могут дать правильные рекомендации. Большинство заказчиков мыслят субъективными категориями, и зачастую им довольно сложно найти разницу между хорошей и плохой работой.

Каха Кахадзе:

На самом деле есть много ребят из Грузии, которые уже хорошо зарекомендовали себя на международном рынке. Если взять и сопоставить качество и количество заказов. Но пока, никто из них не работал на крупных международных заказчиков.

Анука Кониашвили:

Да, согласна, это тоже большая проблема. По сути, у Грузинских дизайнеров пока нет крупных клиентов, и поэтому о них мало кто слышал. Более того, наши дизайнеры не участвуют в международных активностях, что также влияет на их узнаваемость на Западе. Их устраивает статус-кво, когда они узнаваемы, но им не приходится тратить время на посещение мероприятий, выступление, и участие в других активностях. Из за отсутствия такой активности, у нас нет хорошего дизайн сообщества, кроме как фестивалей о рекламе, и активностей, которые связаны с фестивалем "Каннские львы", но мы прекрасно понимаем, что дизайна там меньше, чем маркетинга.

О дизайн сообществе в мире и в России

Анука Кониашвили:

Мы много изучаем работы дизайнеров со всего мира, с помощью Dribbble и Behance. Также следим за международными дизайн студиями, и их успехами.

Каха Кахадзе:

Если говорить про современный дизайн, то мы делаем акцент только на Западных дизайнерах, и их работах.

Лучшие грузинские Дизайнеры

Каха Кахадзе:

Gio Bokhua, Kumbari, Anano, Koko, Giga Khatiashvili, Manan Arabuli, Beso, Popika

Лучшие международные дизайнеры

Каха Кахадзе:

Michael Bierut, Paula Scher, Malika Favre, Jay Fletcher, Aaron Draplin

Лучшие студии

Каха Кахадзе:

Pentagram, Sagmeister and Walsh, Carpenter Collective, Anagrama, Stranger and Stranger, Graphéine

Об Артемии Лебедеве

Гиоргий Брегвадзе (Ведущий дизайнер студии Leavingstone):

Мы знаем о нём, и уважаем его. Он очень хороший и разносторонний специалист, но по моим ощущением, его видение стиля, немного устарело. У меня есть такое ощущение, что он до сих пор находится под неким влиянием советского стиля. Исходя из этого, мне даже интересно, почему он до сих пор так популярен.

Каха Кахадзе:

Я уважаю его, как профессионала. Но мне сложно судить о его работах, я почти не слежу за его работами.

О русских дизайнерах, за которыми следят в студии Leavingstone

Каха Кахадзе:

Paul Saksin, Ivan Bobrov, Olga Vasik, Dmitry Stolz и Nikita Lebedev

Тренды в современном Грузинском дизайне

Анука Кониашвили:

Больше всего при оценке работ, мы акцентируем наше внимание на концепт и на творческое составляющее. Для нас важно, насколько хорошо идея выражается в дизайне. Техническая сторона вопроса, скорее отодвигается на второй уровень. Мы считаем, что каждый может достичь профессиональных навыков в течении определенного времени, и при погружении в профессию, но мало кто может генерировать крутые идеи, и реализовывать их. Касательно трендов, я не думаю, что есть большая разница между трендами, которые есть в Мире, и теми трендами, которые есть у нас в Грузии.

О дизайне, и почему он важен

Каха Кахадзе:

С помощью дизайна, я могу делать людей счастливыми.

Анука Кониашвили:

А для меня дизайн, это то, что позволяет упрощать жизнь

Гиоргий Брегвадзе:

Это ежедневная борьба с несовершенством.

Макуна Эпиташвили (Дизайнер студии Leavingstone):

Получение эстетического удовольствия.

Давид Мсахурадзе (Дизайнер студии Leavingstone):

Для меня это эмоциональная среда, посредством которой взаимодействуем с объектами и миром. При этом данная эмоциональная среда имеет функцию. Без функции, одни эмоции, не имеют смысла.

О достижениях на международном рынке

Вахо Вахтангишвили:

Для нас очень важно обладать международным признанием, не для того, чтобы хвастаться своими достижениями перед нашими клиентами, но и для признания наших работ. Хотя награды действительно привлекают большее количество клиентов.

По сути получение Каннского Льва, приравнивается к получению Оскара, в мире рекламы, креатива и дизайна. Для нас также важен и соревновательный процесс, чтобы убедиться насколько мы хороши, и можем ли мы конкурировать с международными студиями и агентствами. Причем очень важно, что на Каннских Львах оценивают не твои бюджеты, которые ты потратил на производство, а креативную составляющую, идею, что безусловно важнее. В том числе и поэтому он считает довольно демократичным, и дает возможность молодым талантам, и молодым компаниям, занимать достойные места среди лучших. Любая международная награда для нас является показателем того, что мы развиваемся в правильном направлении, и с точки зрения ремесла, и сточки зрения творчества. Ведь не зря говорят "Ты хорош настолько, насколько хороша твоя награда за последний год".

Отличие грузинских клиентов от Западных

Вахо Вахтангишвили:

Я не думаю, что есть какая то разница. В основном все зависит от самого клиента, и от того насколько ясно он видит и чувствует бренд. В основном это зависит от самого клиента, насколько ясно они видят и чувствуют свои бренды, и насколько хорошо они понимают домен, в котором мы играем, и насколько они рискованны. Больше всего мы ценим клиентов, которые могут выйти за рамки, и принять наши креативные концепции. Очень часто мы сталкиваемся с тем, что наши клиенты боятся рисковать, стараясь находится в зоне комфорта, и оставаться в тех рамках в которых они работали на протяжении многих лет. Из за этого, получается много посредственных проектов. Мы со своей стороны, всегда стараемся создавать проекты, которые выходят за рамки. Только находясь на краю, в зоне риска, можно создавать уникальные, отличающиеся от посредственных проектов вещи, которые цепляют пользователей, и запоминаются. Тем самым влияя на узнаваемость самого бренда.

Так например было с промо сайтом для компании Tolia (Чайка), которая занимается производством мороженного http://tolia.ge

Ваши будни

Гиоргий Брегвадзе:

Управляемый хаос (Смеётся)

Инструменты и методологии

Каха Кахадзе:

Бумага, карандаш и Adobe Creative Cloud

О творческом процессе

Каха Кахадзе:

Любой креативный процесс начинается с креативного брифа, который разрабатывается совместно со стратегом и аккаунт менеджером. После того как бриф готов, мы начинаем мозговой шторм. Результатом мозгового шторма являются скетчи.

После согласования креативной идеи с клиентом, концепт передается на разработку дизайн команде. После этого мы презентуем готовую работу клиенту.

Демократия в дизайне, это зло или благо

Каха Кахадзе:

У нас демократура, смесь демократии и авторитаризма. Демократия хороша, когда процесс разработки проекта только стартует, когда любая мысль важна. Когда проект уже находится в стадии разработки, то нужна полная концентрация на выполнении задачи. При этом, во время разработки, у меня есть возможность вносить корректировки в конечный результат, если я считаю, что мои правки смогут повлиять на улучшения дизайна. Если никаких замечаний во время работы не возникает, и такое тоже бывает, мы передаем работу заказчику.

Про самые сложные задачи

Гиоргий Брегвадзе:

На самом деле нет такого понятия, как сложные задачи. Каждый дизайнер ставит перед собой определенный бенчмарк, который он должен преодолеть, поэтому каждая задача это новое испытание, и новый вызов. Поскольку клиент не хорошо разбирается в рабочих моментах, с которыми сталкиваются дизайнеры, ему сложно оценить процесс или качество работы. Давайте будем реалистами, клиенты очень редко могут отличить среднюю работу, от отличной. И тут, каждый дизайнер, сам должен быть бескомпромиссным по отношению к своим задачам, чтобы каждый его проект получался отличным.

Как попасть на работу в вашу студию

Каха Кахадзе:

Прежде всего мы обращаем внимание на портфолио. При этом портфолио может состоять из пары работ, но даже с учётом этого, можно разглядеть потенциал дизайнера. В дизайнерском мире, важно не количество, а качество твоих работ, исходя из этого можно оценивать потенциал.

Дизайнер будущего

Каха Кахадзе:

Креативный, с развитым интеллектом и воображением, разбирается в современных трендах и умеет их применять, хорошо знаком со своим ремеслом. У дизайнера, особенно речь идёт о коммуникационном дизайнере, должен быть свой почерк, при этом он должен уметь подстраивать этот почерк под разные креативные задачи.

Топ 10 книг для дизайнеров

Каха Кахадзе:

  1. Grid Systems in Graphic Design Book by Josef Müller-Brockmann
  2. Logo Modernism Book by Jens Muller and R. Roger Remington
  3. How to Use Graphic Design to Sell Things... Book by Michael Bierut
  4. Pentagram Marks
  5. Things I have learned in my life so far Book by Stefan Sagmeister
  6. Paula Scher: Works
  7. Herb Lubalin: Typographer
  8. Logo Book: Stefan Kanchev Book by Magdalina Stancheva and Stefan Kanchev
  9. Armin Hofmann: Graphic Design Manual
  10. Identity: Chermayeff & Geismar & Haviv

Топ 5 Грузинских брендов

Каха Кахадзе:

Gallera Tbilisi; Gardensi; Borjomi; Bassiani; Sarajishvili; Georgian Wine; Lagidze Waters

Фирменный стиль торгового центра Galleria (Leavingstone)

Будущее дизайна в Грузии за ближайшие 5 лет

Каха Кахадзе и Анука Кониашвили:

Сейчас наша индустрия прогрессирует в Грузии гораздо быстрее, чем это было раньше. Безусловно история нашей индустрии в Грузии небольшая, и по сути она начала развиваться только после вновь обретенной независимости в 1992 году. Сейчас все чаще бренды понимает силу дизайна, а также креативности, и я мы надеемся, что все это позволит дизайну совершенствоваться, и обретать новые аутентичные формы. Думаем, что в ближайшие 5 лет, в Грузии появится еще больше талантливых дизайнеров, больше классных портфолио, а также будет развиваться вкус. Все это приведет нас к еще большим успехам.

Дизайн будущего

Гиоргий Брегвадзе:

Динамичный, и меняющийся...на самом деле, если бы мы это знали, мы бы не раскрыли этот секрет (Смеется).

Работы студии

https://dribbble.com/Leavingstone

https://www.behance.net/Leavingstone

Поделиться
facebook
vk
twitter

Раз в неделю мы присылаем письмо с подборкой новых выпусков Точки Зрения