Holystick

Как случайность помогает в дизайне

Переводом визуальных концепций на вербальный язык занимаются, как правило, искусствоведы. Не то чтобы художники не любили говорить, но в русскоязычной традиции принято разделять эти профессии.

В дизайн-студии Holystick считают, что эта задача — часть графического дизайна как ремесла. Один из уроков интенсива студии посвящен философии изобретателя и мыслителя Бруно Мунари, который делает попытки вербализации образов. Мила Силенина и Юля Кондратьева рассказали BBE о том, почему это полезно тем, кто работает в графическом дизайне.

Интервью Симы Питерской.

Мила: В какой-то момент мы поняли, что для нас как для профессионалов и преподавателей очень важно донести понимание того, что дизайн может быть не только инструментом решения внешних, клиентских задач и средством визуальной коммуникации, но и нашим способом познания мира, собственной оптикой, которая может позволить нам рассматривать мир.

Как поможет знакомство с философией и концепциями Бруно Мунари вашим будущим студентам?

Юля: Ответ на поверхности: в рамках курса мы будем ссылаться на его тексты про горошек, розу, апельсин. В чем суть курса? Ребята находят у себя дома небольшой объект и делают его визуальное исследование. Мы хотим, чтобы первым шагом этого исследования было эссе в духе Мунари, где студенты, рассматривая объект, словесно описывают его через какие-либо условно дизайнерские категории — модули, градации цветов и так далее. Нам кажется, что это интересный заход, потому что он меняет оптику.

Первая мысль, когда мы смотрим на объект и нам предлагают его исследовать, — это сфотографировать с одного угла, с другого, видео сделать или нарисовать. А описать словесно — не очень прямой линк. То, что это уже сделал Мунари в своих эссе про дизайн «Искусство и ремесло», нам кажется очень важной историей. Но просто взять его прием, не делая отсылку к персоналии, было бы не очень уважительно, это заужает рамку. Нам кажется, важно показать этот контекст чуть шире.

Скетчи Бруно Мунари

Разве не должен дизайн быть самодостаточным, без необходимости комментирования? Как это поможет визуальной экспрессии?

Мила: Мы рассматриваем это не как конечную форму, а как часть процесса, один из этапов исследования и наблюдения: мы наблюдаем через слово, мы наблюдаем через образ, мы наблюдаем через функцию. Все эти этапы могут нам потом помочь по-разному расставить акценты, глядя на предмет нашего исследования. Именно поэтому нам кажется, что в рамках научного эксперимента — где нет правильных и неправильных ответов, нет правильного результата, а мы все наблюдатели, — мы можем делать что угодно, в том числе вербализовать.

Как правило, мы хорошо управляем языком и хорошо понимаем оттенки через суффиксы и выбор близких слов. Поэтому мы подумали, что текст и язык — инструмент, дизайнерам часто несвойственный — могут здорово раскрепостить. Мы пробовали несколько раз на воркшопах проделать этот эксперимент в формате маленького упражнения, и результаты каждый раз поражали. Потому что вдруг появляется очень много новых граней, которые были не видны, пока человек не начал работать с текстом. И мы подумали, что в этом есть ценность.

Дизайнеры работают со смыслами и постоянно их формулируют. Обычно это все-таки слова, которые придумывает копирайтер и которые потом перекладываются в визуальный образ.

Юля: Если обращаться к мировому опыту, на Западе дизайнеры часто пишут монографии и эссе. Самый внятный и яркий пример — Experimental Jetset. Эта студия выпускает сборники своих эссе раз в несколько лет. В целом это крутой способ рефлексии того, что ты видишь и делаешь. Нам кажется важным подсветить эту грань работы дизайнера, чтобы она была чуть более осмысленной.

Мила: Если переходить на практический уровень, то в тот момент, когда мы берем на себя роль дизайнера как переводчика с языка продукта или бренда на язык визуальной коммуникации для потребителей, нам очень тяжело будет что-то переводить, если мы не сформулировали, что именно мы хотим перевести. И очень часто бывает так, что, чем точнее метафора и образ, которые мы хотим в этот перевод положить, тем лучше мы найдем визуальные якоря и коды, которые сможем использовать как элементы стиля.

Говорящие вилки, Бруно Мунари

Насколько этот курс актуален сейчас с точки зрения происходящего ужаса — или это вневременная история, которая всегда будет важна?

Юля: Она точно важна всегда. Мне кажется, сейчас это способ рефлексии: мы предлагаем посмотреть на один маленький объект, но в целом этот подход может помочь чуть лучше сориентироваться в окружающем мире. В то же время это что-то поэтичное и как будто более отстраненное, то есть явно не острая тема, а скорее инструмент, помогающий как-то сместить привычный угол восприятия и, может быть, найти в этом интерес.

Мила: Также, в каком-то смысле, это форма эскапизма. Часто бывает так, что хороший дизайнер попал в такую ситуацию, что проекты, которые к нему приходят, которые он продолжает делать, с ним не совсем созвучны. И мы хотим дать инструмент наблюдения за предметом и процессом, который мы точно можем контролировать — для того, чтобы помочь себе понять, что нам важно в процессе исследования.

Вообще, аналогия с научным экспериментом — она какая-то очень правильная, она делает процесс проще, дружелюбнее, у нас появляется возможность что-то делать, не ожидая результата. Очень часто, когда мы заранее пытаемся назвать ожидаемый результат, мы сразу перескакиваем много важных этапов, где мы позволяем себе побыть в болтающемся пространстве наблюдений. Мы будем тренироваться быть наблюдателями.

Записаться на интенсив Holystick и дать случайности произойти, можно здесь.

Поделиться
facebook
vk
twitter

Онлайн-школа дизайна и иллюстрации Bang Bang Education

Раз в неделю мы присылаем письмо с подборкой новых выпусков «Точки зрения».